Профилактика в здравоохранении - Великолепие без заката

На главную ...

При подготовке сайта использовались правовые системы Консультант плюс.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 05.10.2004 N КАС04-480
<ОБ ОСТАВЛЕНИИ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ РЕШЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 20.07.2004 N ГКПИ04-929, КОТОРЫМ БЫЛО ОТКАЗАНО В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ ЧАСТИЧНО НЕДЕЙСТВУЮЩИМ ПУНКТА 2.2 САНИТАРНЫХ ПРАВИЛ "САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОРГАНИЗАЦИИ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ДЕЗИНФЕКЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. СП 3.5.1378-03", УТВ. ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ГЛАВНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО САНИТАРНОГО ВРАЧА РФ ОТ 09.06.2003 N 131>




ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 октября 2004 г. N КАС04-480



Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,
членов коллегии Пирожкова В.Н.,
Петроченкова А.Я.,
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 5 октября 2004 г. гражданское дело по заявлению ООО Научно-производственная коммерческая фирма "Рубеж-плюс" о признании недействующим п. 2.2 санитарно-эпидемиологических правил "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.51378-03", введенных в действие постановлением Главного государственного санитарного врача РФ в части установления обязательных требований к осуществлению дезинфекционной деятельности - наличие санитарно-эпидемиологических заключений по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда РФ от 20 июля 2004 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Федина А.И., объяснения представителя ООО Научно-производственная коммерческая фирма "Рубеж-плюс" Илюшина А.Л., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Министерства здравоохранения и социального развития РФ Мамота Ю.Н., Хизгияева В.И. и Иваненко А.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

установила:

общество с ограниченной ответственностью Научно-производственная коммерческая фирма "Рубеж-плюс" обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействующим пункта 2.2 санитарно-эпидемиологических правил "Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.51378-03", введенных в действие Постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 9 июня 2003 г. N 131, в части установления обязательных требований к осуществлению дезинфекционной деятельности - наличие санитарно-эпидемиологических заключений.
В обоснование заявленного требования общество с ограниченной ответственностью сослалось на противоречие оспоренного положения нормативного акта федеральному закону и на ограничение предпринимательской деятельности этой нормой.
Верховный Суд РФ постановил приведенное выше решение.
В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене судебного решения по мотиву неправильного применения норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения.
Как следует из содержания оспоренных Санитарно-эпидемиологических правил, они устанавливают санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению работ и услуг, включающих разработку, применение и утилизацию средств, оборудования, материалов для дезинфекции, стерилизации, дезинсекции, дератизации, а также контроль за эффективностью и безопасностью этих работ и услуг.
Оспоренным пунктом 2.2 Правил предусмотрено, что осуществление дезинфекционной деятельности допускается при наличии санитарно-эпидемиологического заключения.
Федеральный закон "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" определяет санитарно-эпидемиологическое заключение как документ, удостоверяющий соответствие (несоответствие) санитарным правилам факторов среды обитания, хозяйственной и иной деятельности, продукции, работ и услуг, а также проектов нормативных актов, проектов строительства объектов, эксплуатационной документации.
Такие заключения выдаются главными государственными санитарными врачами на основании результатов санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и токсикологических, гигиенических и иных видов оценок, оформленных в установленном порядке.
Отказывая в удовлетворении заявленного требования, Верховный Суд РФ правильно исходил из того, что законодательство Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения определяет государственные санитарно-эпидемиологические правила и нормативы как нормативные правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования (в том числе критерии безопасности и (или) безвредности факторов среды обитания для человека, гигиенические и иные нормативы), несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний.
В этой связи представители Минздрава РФ поясняли, что дезинфекционная деятельность, являясь частью медицинской деятельности, в свою очередь включает в себя разработку, испытание, производство, хранение, транспортирование, реализацию, применение и утилизацию средств, оборудования, материалов для дезинфекции, стерилизации, дезинсекции, дератизации, а также контроль за эффективностью и безопасностью этих работ и услуг.
При осуществлении дезинфекционной деятельности используются химические и биологические средства, являющиеся потенциально опасными для человека.
А поскольку это так, то и собственно дезинфекционная деятельность подлежит лицензированию в составе медицинской деятельности.
Согласно же п. 2 ст. 40 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" обязательным условием для принятия решения о выдаче лицензии является представление соискателем лицензии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным правилам следующих представляющих потенциальную опасность для человека видов деятельности, в том числе медицинская деятельность.
При таком положении Верховный Суд РФ пришел к правильному выводу о соответствии оспоренного п. 2.2 санитарно-эпидемиологических правил федеральному закону.
Довод в кассационной жалобе и в дополнении к кассационной жалобе о том, что дезинфекционная деятельность не относится к медицинской деятельности, а, следовательно, и не подлежит лицензированию, нельзя признать обоснованным.
Согласно пункту 3 Положения о лицензировании медицинской деятельности (утвержденного Постановлением Правительства РФ от 4 июля 2002 г. N 499) медицинская деятельность включает выполнение медицинских работ и услуг по оказанию доврачебной скорой и неотложной, амбулаторно-поликлинической, стационарно-курортной, стационарной медицинской помощи по соответствующим медицинским специальностям, включая проведение профилактических медицинских, диагностических и лечебных мероприятий и медицинских экспертиз...
Кроме того, работы и услуги по специальности дезинфекционное дело под номером 01.027 включены в Номенклатуру работ и услуг по оказанию соответствующей медицинской помощи (утвержденной Приказом Минздрава РФ от 26 июля 2002 г. N 238), а работы и услуги по специальности дезинфектология - под номером 06.041.
Специальности медико-профилактическое дело под номером 040300 и дезинфектология под номером 040304 включены также в Номенклатуру (классификатор) специальностей специалистов с высшим медицинским и фармакологическим образованием в учреждениях здравоохранения Российской Федерации (приложение N 1 к Приказу Минздрава РФ от 27 августа 1999 г. N 337).
А поскольку дезинфекционная деятельность относится к медицинской деятельности и последняя является лицензируемой деятельностью, подлежит лицензированию и сама дезинфекционная деятельность.
Согласно же п. 2 ст. 40 приведенного выше Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" обязательным условием для принятия решения о выдаче лицензии является представление соискателем лицензии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии санитарным правилам следующих представляющих потенциальную опасность для человека видов деятельности, в том числе медицинская деятельность.
На заседании Кассационной коллегии заявитель ссылался на то, что в ранее действовавшей редакции Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" предусматривал лицензирование дезинфекционной деятельности как самостоятельный вид деятельности наряду с медицинской деятельностью.
Аналогичное положение (применительно к получению санитарно-эпидемиологического заключения на лицензируемые виды медицинской и дезинфекционной деятельности) содержалось и в ст. 40 ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения".
Впоследствии же (по мнению заявителя) законодатель вообще отменил лицензирование дезинфекционной деятельности, исключив указание об этом в приведенных выше нормах федеральных законов.
Однако Кассационная коллегия не считает, что эти обстоятельства свидетельствуют о незаконности оспоренного п. 2.2 Правил, поскольку именно в связи с тем, что дезинфекционная деятельность являет собой часть медицинской деятельности, как это подтверждено вышеприведенными положениями нормативных правовых актов, в том числе и Постановления Правительства РФ, имеющего большую юридическую силу по сравнению с оспоренным актом, ее отдельное указание в федеральных законах и было исключено как излишнее.
Данный вывод подтвердили и представители Минздрава РФ.
Что касается содержания п. 1.2 Санитарно-эпидемиологических правил (на которое ссылается заявитель), то оно само по себе также не подтверждает довод в кассационной жалобе о том, что дезинфекционная деятельность не относится к медицинской деятельности.
С учетом изложенных мотивов Кассационная коллегия считает необоснованным и довод в кассационной жалобе о неправильном применении норм материального права при разрешении настоящего спора.
Руководствуясь ст. ст. 193, 360 ГПК РФ, Кассационная коллегия

определила:

решение Верховного Суда РФ от 20 июля 2004 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу ООО Научно-производственная коммерческая фирма "Рубеж-плюс" - без удовлетворения.

Председательствующий
А.И.ФЕДИН

Члены коллегии
В.Н.ПИРОЖКОВ
А.Я.ПЕТРОЧЕНКОВ