Медицинская документация - нормативные документы о медицинском обслуживании населения

Медицинская документацияBMW Group с 2000 года ведёт свою просветительскую и лечебную кампании. Сегодня - это эффективная стратегия борьбы против пандемии. 96 процентов сотрудников добровольно прошли тест на ВИЧ. Доля инфицированных ВИЧ на BMW Group составляет всего 6 процентов, что значительно меньше среднего показателя по стране.

В продолжение просветительской линии BMW Group, bmw-5.ru представляет полный набор медицинской документации, которая документирует медицинские услуги и обслуживание всех категорий населения. Все тексты документов можно найти в системах Консультант плюс.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 16.06.2005 N КАС05-249
<ОБ ОСТАВЛЕНИИ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ РЕШЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 25.04.2005 N ГКПИ05-398, КОТОРЫМ БЫЛО ОТКАЗАНО В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ ЧАСТИЧНО НЕДЕЙСТВУЮЩИМИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ИНСТРУКЦИИ О ПОРЯДКЕ НАЗНАЧЕНИЯ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ И ВЫПИСЫВАНИЯ РЕЦЕПТОВ НА НИХ, УТВ. ПРИКАЗОМ МИНЗДРАВА РФ ОТ 23.08.1999 N 328>




ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 16 июня 2005 г. N КАС05-249



Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,
членов коллегии Толчеева Н.К.,
Анохина В.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 16 июня 2005 года гражданское дело по заявлению К. о признании недействующими частично абзаца первого пункта 1.3, пункта 1.4, пункта 1.5; абзаца первого и подпунктов "а", "в", "г" пункта 1.7.2; пункта 1.9; частично пункта 1.10 Инструкции о порядке назначения лекарственных средств и выписывания рецептов на них, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 23 августа 1999 г. N 328,
по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2005 года, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения К. и его представителя Головачева А.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения против доводов кассационной жалобы представителя Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Решетниковой С.С., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Федотовой А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

установила:

К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об оспаривании ряда норм Инструкции о порядке назначения лекарственных средств и выписывания рецептов на них, утвержденной Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 23 августа 1999 г. N 328 (в настоящее время действует в редакции Приказа Минздравсоцразвития РФ от 29.04.2005 N 313), устанавливающих, что:
1.3. В случаях типичного течения болезни назначение лекарственных средств осуществляется исходя из тяжести и характера заболевания, согласно утвержденным Минздравом России в рамках Программы государственных гарантий обеспечения граждан Российской Федерации бесплатной медицинской помощью (далее - программа госгарантий), утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.09.1998 N 1096, протоколам и стандартам диагностики и лечения (далее - стандарт) и в соответствии с базовыми перечнями (формулярами) лекарственных средств.
1.4. Разовые, суточные и курсовые дозы при назначении лекарственных средств определяются исходя из возраста больного, тяжести и характера заболевания согласно стандартам его диагностики и лечения.
1.5. Назначение лекарственных средств (наименование препаратов, разовая доза, способ и кратность приема/введения, ориентировочная длительность курса, обоснование назначения лекарственных средств, не входящих в стандарты, территориальные и/или формуляры аналоговой замены, утвержденные в порядке, установленном п. 1.3 настоящей Инструкции (далее - аналоговые формуляры), и пр.) фиксируется в медицинских документах больного (истории болезни, амбулаторной карте, листе записи консультационного осмотра и пр.).
1.7. Во время нахождения больного на стационарном лечении:
1.7.1. Назначение лекарственных средств, в том числе рекомендованных врачами-консультантами, производится единолично лечащим врачом, за исключением случаев, указанных в п. 1.7.2 а) - г).
1.7.2. Согласование с заведующим отделением, а в экстренных случаях - с ответственным дежурным врачом или другим лицом, уполномоченным приказом главного врача лечебно-профилактического учреждения, а также с клиническим фармакологом необходимо в случаях:
а) одномоментного назначения пяти и более лекарственных препаратов одному больному;
б) назначения наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ, анаболических гормонов;
в) необходимости назначения лекарственных препаратов согласно аналоговым формулярам в связи с отсутствием в лечебно-профилактическом учреждении лекарственных средств, входящих в территориальный формуляр;
г) необходимости назначения лекарственных средств сверх территориального формуляра при нетипичном течении болезни, наличии осложнений основного заболевания и/или сочетанных заболеваний, при назначении опасных комбинаций лекарственных средств, а также при непереносимости лекарственных средств, входящих в территориальный формуляр.
Назначение лекарственных средств в случаях, указанных в подп. а) - г), фиксируется в медицинских документах больного и заверяется подписью лечащего врача (дежурного врача) и заведующего отделением (ответственного дежурного врача или другого уполномоченного лица).
1.9. Назначение лекарственных средств, зарегистрированных в Российской Федерации (разрешенных к медицинскому применению Минздравом России в установленном порядке), но не входящих в стандарты, территориальные и аналоговые формуляры, стационарным больным производится только по решению врачебной комиссии, которое фиксируется в медицинских документах больного и журнале врачебной комиссии.
1.10. В случаях стационарного обследования и лечения граждан на основании договора добровольного медицинского страхования и/или договора на оказание платных медицинских услуг могут быть назначены лекарственные препараты, не входящие в стандарты и территориальные и аналоговые формуляры, если это оговорено условиями договора.
По мнению заявителя, содержащиеся в указанных нормах Инструкции положения, обязывающие назначать лекарственные средства согласно утвержденным Минздравом России протоколам и стандартам диагностики и лечения в соответствии с базовыми перечнями (формулярами) лекарственных средств (абзац первый пункта 1.3), определять дозы согласно стандартам диагностики и лечения заболевания (пункт 1.4), обосновывать назначения лекарственных средств, не входящих в стандарты, территориальные и/или формуляры аналоговой замены (пункт 1.5), в определенных случаях согласовывать назначения лекарственных средств с заведующим отделением, с ответственным дежурным врачом, другим лицом, уполномоченным приказом главного врача лечебно-профилактического учреждения, с клиническим фармакологом, а также заверять указанные назначения подписью соответствующего уполномоченного лица (пункт 1.7.1 и подпункты "а", "в", "г" пункта 1.7.2), назначать лекарственные средства, не входящие в стандарты и формуляры, при наличии решения КЭК (в настоящее время - решения врачебной комиссии) (пункт 1.9), назначать лекарственные препараты, не входящие в стандарты и формуляры, при наличии соответствующего договора и специальной оговорки в нем (пункт 1.10), противоречат действующему законодательству и изданы Минздравом России с превышением своей компетенции.
Решением Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2005 года в удовлетворении заявления отказано.
В кассационной жалобе К., ссылаясь на нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права, просит решение суда отменить и вынести новое решение об удовлетворении его требований в полном объеме.
Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.
В соответствии с Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан к полномочиям федеральных органов государственной власти относится установление стандартов медицинской помощи и контроль за их соблюдением (пункт 15 статьи 5).
Федеральный закон "О лекарственных средствах" относит к компетенции федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере обращения лекарственных средств, регулирование отношений, возникающих в сфере обращения лекарственных средств (статья 5).
Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации, согласно Положению о нем, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 321, является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, включая принятие нормативных правовых актов по вопросам, связанным с обращением лекарственных средств, видов, объемов и стандартов качества специализированной медицинской помощи, оказываемой в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения.
Исходя из этого, суд первой инстанции обоснованно признал, что оспариваемые положения Инструкции изданы Минздравом России в пределах своей компетенции.
Довод кассационной жалобы об ошибочности такого вывода основан на неправильном толковании статьи 5 вышеназванных Основ, правильно истолкованной судом во взаимосвязи с другими нормами этих Основ, Федерального закона "О лекарственных средствах" и Положения, закрепляющими полномочия федерального органа исполнительной власти в сфере здравоохранения.
Оспариваемые нормы по своему содержанию не противоречат статье 58 упомянутых Основ, на что ссылается заявитель, поскольку эта статья, как и другие нормы Основ, не регулирует отношения, связанные с использованием, назначением лекарственных средств и выписыванием рецептов. Норм большей юридической силы, чем оспариваемые нормы Инструкции, которые по-иному регулировали бы указанные отношения, не имеется.
Доводы кассационной жалобы о том, что оспариваемые нормативные положения устанавливают дополнительные профессиональные обязанности медицинского работника и нарушают права пациента, обязывая лечащего врача разглашать врачебную тайну, не соответствуют действительности, являлись предметом обсуждения судом первой инстанции и правомерно отвергнуты им по мотивам, изложенным в решении.
В решении суда дан подробный правовой анализ обжалуемых положений Инструкции и сделан правильный вывод о том, что они не противоречат федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем в удовлетворении заявления в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ отказано правильно.
В кассационной жалобе не содержится доводов, позволяющих подвергнуть сомнению такой вывод суда, и оснований для этого не имеется.
Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу К. - без удовлетворения.



Документ